вторник, 15 мая 2012 г.

«9 МАЯ МЫ СОБРАЛИ У ОМОНОВЦЕВ ВСЕ ДОКУМЕНТЫ И ОТПРАВИЛИ ИХ В ШУШУ»


После публикации Vesti.Az 8 мая – в день 20-летия оккупации армянами азербайджанского города Шуша - интервью с бывшим военным комендантом Шушинского района, а ныне военным атташе посольства Азербайджана в Грузии генерал-майором Эльбрусом Оруджевым, с автором интервью связался бывший министр внутренних дел Азербайджана генерал-майор Таир Алиев. Экс-глава МВД Азербайджана обратил наше внимание на свое принципиальное несогласие с некоторыми словами Э. Оруджева, касающихся его роли в шушинских событиях. Придерживаясь политики плюрализма мнений, мы согласились предоставить Т. Алиеву трибуну для выражения своей позиции, учитывая так же тот факт, что наш собеседник – человек, избегающий публичности и общения с прессой. 

Для справки: Таир Алиев (1954 г.р.), генерал-майор полиции в отставке. В 1992-1995 г.г – министр обороны, затем министр внутренних дел Азербайджана. На момент падения Шуши – глава МВД Азербайджана. После отставки с должности министра ВД, руководил Государственным Таможенным комитетом, в последующем – председатель парламентской комиссии. 

- В интервью Эльбрус Оруджев сообщил о том, что утром 9 мая 1992 года в Лесогорске, в 20 км от Шуши, стояли Внутренние войска и ОМОН, но они почему-то не предприняли контратаку, чтобы отбить город у армян. С чем именно Вы не согласны? 

- Начать хотелось бы с того, что на самом деле Шуша была обречена. Операция по захвату города шла непосредственно под контролем Москвы. Тогдашнее руководство России в лице Бориса Ельцина дало конкретное задание министру обороны Павлу Грачеву – захватить город, чтобы сделать Азербайджан более сговорчивым по вопросу вступления в СНГ. В атаке на Шушу предпринимали участие регулярные войска России, в частности, были задействованы артиллеристы из российских частей, дислоцированных в Зугдиди. При таком раскладе защитить Шушу было практически невозможно. Ее падание было лишь вопросом времени. 

Теперь, что касается интервью Эльбруса Оруджева. Да, я с ним согласен в той части, что сил самообороны в городе было недостаточно. Даже 9 мая мы еще не владели информацией о том, что же в действительности произошло в городе: захвачен ли он врагом или нашим ребятам удается отбивать атаки. Я прилетел в Губадлы на двух вертолетах Ми-8 с ОМОНовцами. Со мной было человек 60-65, не больше. Не было никаких отрядов Внутренних войск (кстати, в то время ВВ по приказу Ягуба Мамедова были выведены из МВД и переданы под его личное подчинение), о которых говорил Оруджев. Затем мы добирались на машинах до Туршсу, не раз попадая под обстрел в районе Гайгы Лачинского района. 

Когда я прибыл в Туршсу 9 мая примерно в 19.00, то мне сообщили, что Шуша уже захвачена. Я тут же поднялся на «вышку», где был телефон, и попытался связаться с находившимся в Баку Рагимом Газиевым, чтобы сообщить ему, что его информация о том, что город все еще в наших руках – ложная. Мне удалось связаться Газиевым, но он поспешил меня успокоить, что, мол, через полчаса появится истребитель Су-25, который нанесет удар по позициям врага в Шуше. И действительно, примерно в 19.30 над Шушой появился наш истребитель, пустил несколько очередей по позициям армян и улетел. А что оставалось делать, если пилота никто не снабдил подробными координатами местоположения вражеских позиций? Не может же он бомбить весь город. 

И тут мне сообщают, что прибыли Эльбрус Оруджев и Низами Бахманов. Я спросил у Оруджева, как так получилось, что в течение одной ночи, сразу же после вражеской артподготовки, они сдали Шушу. В ответ тот заявил, что, мол, вынужден был оставить город, так как силы были неравными. Потом он сказал, что покинул Шушу, чтобы занять более выгодные позиции. По его словам, 9 мая в 09.00 утра судьба города уже была решена. Я просил у него, что необходимо сделать для того, чтобы отбить город у врага. Оруджев в присутствии 20 человек ответил, что ему необходимы 40 танков, чтобы отбить город. Но 40 танков в Туршсу не было. И я вынужден был вместе с Эльбрусом Оруджевым поехать в Лачин, чтобы попросить у Министерства обороны помощи. 

Хочу напомнить, что до того, как стать министром внутренних дел, я занимал должность министра обороны, и мы создавали рейдовые отряды. Я попросил Вахида Мусаева – замминистра обороны отправить к нам рейдовые отряды, которые бы предприняли контратаку на город. Хочу сказать, что в этих отрядах служили суперпрофессионалы, собранные со всего Азербайджана. Меня заверили, что отправят рейдовые отряды, которыми будет руководить Эльбрус Оруджев. Все последующие дни я находился там. А потом началась бомбежка Лачина со стороны Геруса. Связь прервалась. Я ездил из Лачина в Губадлы и обратно, искал подкрепления. Но такого, чтобы покидать Лачин вместе со своими «войсками», как утверждает Оруджев, не было. 

- Насколько мне известно, Вы отправляли ОМОНовцев в разведку в Шушу…

- Да, отправлял. 9 мая я отправил ОМОНовцев в разведку для получения информации об обстановке в Шуше. Перед отправкой мы собрали у них все документы, чтобы в случае попадания в плен армяне не узнали о том, что они ОМОНовцы. Но ребята наткнулись на посты армян, завязалась перестрелка, и им пришлось вернуться в Туршсу, сообщив при этом, что все высоты заняты врагом. 

Но меня возмутило то, что 9 мая 1992 года Оруджев говорил мне о том, что для того, чтобы отбить город ему нужно 40 танков. А в последующем, уже на суде по делу о падении Шуши, стал все валить на меня. По его словам, его заставил опровергать мои показания судья Энвер Сеидов. В последующем мы встретились с Эльбрусом Оруджевым по его настоятельной просьбе, и он попросил у меня прощения, так как поступил неправильно. 

И вдруг 8 мая 2012 года в интервью вам он вновь начинает наговаривать на меня, мол, это из-за моего спора с Рагимом Газиевым было упущено драгоценное время, что я был возле Шуши с отрядами Внутренних войск и ОМОН, но ничего не предпринял, что я покинул Лачин вместе с этими «отрядами». Подобное искажение фактов и заставило меня нарушить молчание и позвонить вам. 

Как я и сказал в самом начале, спасти Шушу было практически невозможно, так как этот вопрос решался на уровне Кремля. Вопрос ставился ребром: или Азербайджан должен войти в состав СНГ, или он потеряет Шушу и весь Нагорный Карабах. 

Бахрам Батыев 

Комментариев нет:

Отправить комментарий